БЛА-БЛА-БЛА, КОЗА И ФИКУС

Комедия в одном действии

Скачать PDF

Действующие лица:
ВАЛЕНТИНА, лаборантка в научно-исследовательском институте, 45 лет.
КСЮША, аспиранточка в научно-исследовательском институте, 25 лет.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ, участковый уполномоченный полиции, «буддист»-пофигист, 55 лет.
ИГОРЬ, помощник участкового уполномоченного полиции, 22 года.
КИРА, бабка за 70 лет.

Сцена 1
Весна. Городская улица. На здании вывеска «Почта». Появляется Валентина. Она при параде и чуть под шафе, в руках дамская сумочка и пакет. Идет игривой походкой, присаживается на скамейку.
ВАЛЕНТИНА (поет). «Не плачь, еще одна осталась ночь у нас с тобой!» (Поправляя колготки.) «Еще один раз прошепчу тебе: «Ты мой!» (Роется в сумочке. Кричит кому-то в сторону.) Ксюха, ну ты чё?! Давай как-то мужественней передвигайся! (Смотрит на часы.) Так-то можем не успеть. (Достает зеркальце, пристально в него себя разглядывает, напевая).
Появляется Ксюша, в очочках, тоже нарядная. Неуверенно ковыляет на высоких каблуках. В руках сумочка и большой горшок с цветком.
ВАЛЕНТИНА. О! Служительница научного культа во всей красе! И с кактусом!
КСЮША (ставит горшок сбоку у скамьи, садится). С фикусом.
ВАЛЕНТИНА (продолжая прихорашиваться). Ну конечно, это ведь существенно меняет все дела. Нафиг фикус?
КСЮША. Подарок все-таки…
ВАЛЕНТИНА. Фикус нафиг!
КСЮША. Как-то неудобно.
ВАЛЕНТИНА. Неудобно в пробирку пи́сать, поняла? А эти твои – обитатели зоологического сада зверей – ничего другого даме на 8 Марта подарить не могли?
КСЮША. Валентина, в нашей лаборатории популяционной генетики работают маститые умы. Наша профессура…
ВАЛЕНТИНА (перебивая). Слышала я ваши умы. В курилке. Их послушаешь, так наша популяция жива только благодаря им. Охренеть. Носители, блин, лишней хромосомы.
КСЮША. Смешная ты, Валя. «Синдром сверх-самца» – всего лишь научным миф.
ВАЛЕНТИНА. Синдром настоящего мужика – вот это миф.
КСЮША. А вообще, фикус – символ благополучия семьи и быта.
ВАЛЕНТИНА. Ага, если они у тебя есть.
КСЮША. И еще фикус полезен для женщин. Он выделяет фитогормоны.
ВАЛЕНТИНА (роется в пакете). Это тебе твои ботаники на пенсии сказали? Оставь эту дрянь здесь и пошли.
КСЮША. Ну это же от души.
ВАЛЕНТИНА (достает из пакета бутылку, показывает). Вот это – от души. А все остальное, что не закуска, не принимается. (Прячет бутылку обратно в пакет).
КСЮША. Мне кажется, он хорошо впишется в мой интерьер. К тому же Степа теперь не будет скучать без меня один.
ВАЛЕНТИНА. Кстати, когда ты от него избавишься?
КСЮША. Наверное, никогда.
ВАЛЕНТИНА. Терпеть это вредное, никчемное существо у себя в квартире! Не понимаю.
КСЮША. Ну зачем ты так?
ВАЛЕНТИНА. Как?! Посмотри на свой вечно опухший нос. А слезливые глазки? Ты из-за него никогда никого не найдешь.
КСЮША (отбирая у Валентины зеркальце и разглядывая себя в него). Ты думаешь?..
ВАЛЕНТИНА. У тебя лицо постоянной клиентки стены плача.
КСЮША. Когда у меня появился Степа, я не знала, что у меня аллергия на шерсть кроликов.
ВАЛЕНТИНА. Теперь узнала? Вечно ты все терпишь… То кроликов, то фикусы… Давай его моей тетке на дачу свезем, а?
КСЮША. Фикус?
ВАЛЕНТИНА. Степу твоего. Она вкусно крольчатину готовит. (Замечает расстроенное лицо Ксюши.) Ну что ты! Да забей. Пусть живет. Мы сейчас с тобой в одно место быстренько забежим. А потом в одном проверенном месте – ресторан шик-блеск! – упадем и загудим. По-настоящему! Ну, чтоб 8 Марта так уж 8 Марта!
КСЮША (с воодушевлением). Загудим!
ВАЛЕНТИНА. Это тебе не на кафедре Новый год отмечать.
КСЮША. Ой, Валентина, и не вспоминай.
ВАЛЕНТИНА. Такое не забудешь. Если бы я случа́ем за катализатором не забежала, не знаю даже, к чему бы эти ваши опыты привели.
КСЮША. Какие опыты?
ВАЛЕНТИНА. По смешиванию спирта с шампанским. Академии позаканчивали, а пить не научились.
КСЮША. До сих пор не пойму, как это я. Ведь наша семья благородных кровей.
ВАЛЕНТИНА. Ну, ты же у нас генетик. Вот и исследуй.
КСЮША. Потомственные дворяне…
ВАЛЕНТИНА. Может, в тебе прабабка проснулась.
КСЮША. Какая?
ВАЛЕНТИНА. Которая после семнадцатого в Париже, как ты, канкан на столе танцевала.
КСЮША. На столе?
ВАЛЕНТИНА. Ага. С бюстом Дарвина – у бюста.
КСЮША. Чарльза Роберта?..
ВАЛЕНТИНА. Ну, тебе лучше знать.
КСЮША. Кошмар какой-то…
ВАЛЕНТИНА. Я ведь тогда еле оторвала.
КСЮША. Кого?
ВАЛЕНТИНА. Гипс от тела, а тебя от стола.
КСЮША. Стыд какой. Ведь я всегда правильно жила… И живу! А тут… Спасибо тебе.
ВАЛЕНТИНА. Да ладно, не накручивай. Это всё от бабского одиночества.
КСЮША. Наверно…
ВАЛЕНТИНА. Я тебе мужика обещала найти?
КСЮША. Обещала.
ВАЛЕНТИНА. И найду. Настоящего. Не в пример этим твоим.
КСЮША. Кому?
ВАЛЕНТИНА. «Цветоводам» из лаборатории.
КСЮША. А Валера будет?
ВАЛЕНТИНА. Какой Валера?.. А! Валера!.. Нет, не будет. (Делает вид, что что-то ищет в пакете).
КСЮША. Почему?
ВАЛЕНТИНА. Так он это… занят.
КСЮША. Опять командировка?
ВАЛЕНТИНА. Ага… Надо ведь вот – на самый праздник… Конечно. Командировка. Долгая.
КСЮША. А поздравить?
ВАЛЕНТИНА. Так он поздравит… Завтра. Завтра ведь 8 Марта.
КСЮША. Так ведь командировка.
ВАЛЕНТИНА. Ну так кончится. Как раз завтра и кончится.
КСЮША. Жаль, что завтра… Просто ты уже так давно о нем рассказываешь. А до сих пор не показала.
ВАЛЕНТИНА. И чё?
КСЮША. Он вроде как бы есть – и вроде его нет.
ВАЛЕНТИНА. Как это нет?! Очень даже есть. Вот. Я тебе его фотку могу показать. (Достает кошелек, раскрывает, показывает Ксюше фотографию.)
КСЮША (щурится, разглядывая). Интересный… Такое лицо… особенное.
ВАЛЕНТИНА. Ну, как говорят, фуфла не держим. (Смеется.)
КСЮША. Я в детстве у бабушки в деревне гостила. И у нас был сосед – дядя Саша-Пулемет.
ВАЛЕНТИНА. И чё?
КСЮША. У него было такое же лицо.
ВАЛЕНТИНА (смеясь). А чё «Пулемет»?! Он это, в гражданскую? Пиф-паф? За красных или за белых?
КСЮША. Да нет. Он просто рецидивист был.
ВАЛЕНТИНА (серьезно). А Пулемет почему?
КСЮША. Мужики в деревне говорили: он очень быстро ножиком орудовал. Резко двигался. Как пулеметная очередь.
ВАЛЕНТИНА (резко закрывая кошелек и убирая его). Так, всё. Идем. (Встает.)
КСЮША. Валя, ну что ты! Обиделась? Он был очень тихий, добрый. Печенье напечет и мне в мешочке несет. «Гостинец для мало́й», говорил.
ВАЛЕНТИНА. А я тебе говорю: уголовно-кулинарная тема закрыта. (Смотрит на часы.) И почта закроется через полчаса. Идем! (Быстро направляется в сторону почты. Замечая, что Ксюша хочет взять фикус.) Вообще-то посылку нужно помочь нести.
Ксюша вздыхает, оставляет цветок и спешит за подругой. Женщины заходят в здание почты. Фикус сиротливо остается стоять у скамейки.

Сцена 2
На улице появляются Виталий Борисович и Игорь, с папкой в руке. Идут в сторону почты.
ИГОРЬ. Товарищ старший лейтенант, я ведь говорил вам: опоздаем.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Не бзди, Недохуев.
ИГОРЬ. Не-до-ку-ев. Недокуев я.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Угу. А я что сказал?
ИГОРЬ. А понятые? Понятых-то мы не нашли.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (останавливаясь, глядя в лицо Игорю). Так! Недо… Короче, сержант, слушай сюда. Преступный пре́дмет будет в наличии?
ИГОРЬ. Будет.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Доку́мент на этот пре́дмет у преступного лица будет?
ИГОРЬ. Будет.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ну, и какие тебе еще понятые?
ИГОРЬ. Так ведь положено. (Раскрывает папку, начинает перелистывать документы.) Вот, тут сказано…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (захлопывая у него папку). Где положено, там и лежит. А ты, Игорь, по ежику-то не елозь, понял?!
ИГОРЬ. Не понял. Виталий Борисыч, так ведь…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Это приказ. Пошли.
Заходят в здание почты.

Сцена 3
Из здания почты выходят Валентина и Ксюша в сопровождении Виталия Борисовича и Игоря. В руках у Игоря папка и посылка.
ВАЛЕНТИНА (громко, возмущенно). Товарищи полицейские, это беспредел какой-то! Слабый пол в святой праздник арестовывать!
ИГОРЬ. Это не арест, а задержание.
КСЮША (глядя на Игоря). Правда?
ВАЛЕНТИНА. Кривда!
ИГОРЬ. Статья двести…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (перебивая). Так, гражданки, пройдемте в отделение. И давайте без лишних эмоций.
ВАЛЕНТИНА (останавливаясь). Я никуда не пойду, пока мне не объяснят, в чем дело! (Встает, демонстративно расставив ноги.)
ИГОРЬ. Сопротивление представителям власти, статья 213 Уголовного кодекса Российской Федерации.
ВАЛЕНТИНА. Так! Чтец уголовного кодекса, уймись! (Виталию Борисовичу.) Объясните, за что нас задерживают.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Объясняю еще раз. Слушай сюда. Вы гражданка Смирнова, так?
ВАЛЕНТИНА. Ну, так.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Это ваша посылка? Так?
Валентина медлит с ответом.
КСЮША. Её. Ну, ты что, Валя?
ВАЛЕНТИНА. Возможно, моя…
ИГОРЬ. Не понял. Как же это «возможно»? Вот ведь квитанция.
Игорь пытается, придерживая посылку, раскрыть папку. У него это не получается.
ИГОРЬ (подавая посылку Ксюше). Подержите, пожалуйста.
КСЮША. Спасибо!
Игорь достает из папки квитанцию, показывает.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Доку́мент на вас. Так?
ВАЛЕНТИНА. Ну на меня.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Посылку получили?
КСЮША (протягивая посылку). Да, получили.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Собственноручно?
ВАЛЕНТИНА. Ну да.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Факт личного получения посылки подтверждаете?
КСЮША. Подтверждаем.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (Валентине). Я вас спрашиваю.
ВАЛЕНТИНА. И чё?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. А то! Что по факту совершения преступного действия вы задержаны и препровождаетесь в отделение. До выяснения обстоятельств и деталей дела.
Ксюша испуганно сует посылку в руки Игорю.
ВАЛЕНТИНА (Ксюше). Нет, ты слышала?! (Виталию Борисовичу.) Какого преступного действия? Растолкуй недоразвитым! Это получение посылки – преступное действие?! Охренеть просто! Вы, случа́ем, в честь праздника не накинули?
КСЮША. Валентина, не надо…
ИГОРЬ. Статья 319. Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Пройдемте, гражданка, в отделение.
КСЮША. Валентина, может, все-таки пройти… Это же понятно, что какое-то недоразумение. Всё выяснится. А я… тебе завтра позвоню. (Хочет уйти.)
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Куда это вы, гражданочка?
КСЮША. А я при чем?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. О получении посылки знали?
КСЮША. Знала.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Лично присутствовали?
КСЮША. Да.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Налицо – преступный сговор.
КСЮША. Как, извините?
ВАЛЕНТИНА. Я же говорю! Бред какой-то! Да не было никакого сговора.
ИГОРЬ. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Статья 35 Уголовного кодекса Российской…
ВАЛЕНТИНА. Так! Всё! Я больше не могу! Ведите куда там надо. И давайте уже быстрее. Выясняйте – и по домам. Все равно ведь не отвяжетесь, пинкертоны хреновы!
Все уходят. Фикус сиротливо стоит у скамейки.

Сцена 4
Полицейское отделение. Справа и слева две двери. Одна выходит на улицу. Другая – в помещение рядом, из которого временами доносится музыка и шум застолья. Посередине стол. За ним сидит Виталий Борисович, заполняет бумаги, напротив него по краям – Валентина и Ксюша. Рядом с Виталием Борисовичем стоит Игорь, перебирает бумаги. Часть отделения отгорожена решеткой. За ней – никого. На противоположной стороне – ряд стульев.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (Валентине). Так, задержанная, ваши фамилия, имя, отчество. Дата рождения.
ВАЛЕНТИНА. Ага, щас! Может, мне еще в рупор объявить, сколько мне лет.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Для про́токола. Доку́менты есть с собой? Паспорт?
Валентина достает паспорт, подает Виталию Борисовичу. Тот пишет.
КСЮША. Скажите, а это у вас профессиональное произношение? (Виталий Борисович удивленно поднимает на нее взгляд.) Вы говорите: «доку́мент», «про́токол». Вы эти слова специально так произносите? Или это у вас само собой получается?
ВАЛЕНТИНА. Ксюш, ты о чем вообще?
Виталий Борисович, усмехаясь, качает головой и продолжает писать.
КСЮША. А что? Меня всегда интересовал профессиональный сленг. Вот, например, у моряков не ко́мпас, а компа́с, у шахтеров – до́быча. У медиков сколько нюансов: афази́я, эпилепси́я…
ВАЛЕНТИНА. Стоп!
В отделение заходит бабка Кира. Ни на кого не глядя, проходит и усаживается на стуле в углу. Виталий Борисович и Игорь не обращают на нее внимания. Ксюша и Валентина недоуменно переглядываются.
КСЮША. Еще вот – а́лкоголь.
ВАЛЕНТИНА. Стопэ, говорю! На нас вообще-то протокол составляют. О задержании.
КСЮША. Мне кажется, это какое-то большое недоразумение. (Виталию Борисовичу.) Товарищ полицейский…
ИГОРЬ. Участковый уполномоченный полиции.
КСЮША. Товарищ участковый уполномоченный полиции, а в чем все-таки нас обвиняют?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Может, гражданка Смирнова сама?.. Сделает чистосердечное признание?
ВАЛЕНТИНА. Чего?! В чем тебе признаться?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. В преступных действиях.
ВАЛЕНТИНА. Щас! Дай только вспомню… Вот! На прошлой неделе тюкнула пробирки. С десяток. Тянет с отягчающими?
ИГОРЬ. Я бы на вашем месте не шутил.
ВАЛЕНТИНА. Ой ты! (Молчание.) Только не говорите, что это все из-за того, что я на несколько дней получение посылки просрочила.
ИГОРЬ. Этим правоохранительные органы не занимаются.
ВАЛЕНТИНА. Неужели? Ну, просто аллилуйя какая-то! Ну, тогда я не знаю…
ИГОРЬ. Активное способствование раскрытию преступления по статье 61 является обстоятельством, смягчающим наказание.
ВАЛЕНТИНА. Какого преступления?!
КСЮША. Валентина работает лаборантом в нашем институте. И зарекомендовала себя только с положительной стороны.
ВАЛЕНТИНА. Вот!
КСЮША. Профессура ее хвалит…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. В лаборатории, значит? Вещества, там, разные.
КСЮША. Ну да, вещества.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Запрещенные?
КСЮША. В каком смысле?.. Исследования по генетике. Как без этого?
ВАЛЕНТИНА. Ты куда, уполномоченный, клонишь, не пойму?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. А туда! Где ёжики в тумане. Что в посылке?
Звонит телефон. Игорь берет трубку.
ИГОРЬ. Помощник участкового уполномоченного полиции Недокуев у телефона. Да… У нас… Понял… Уже составляем… Не понял… Не вскрывать, понял… И свидетель, да… Понял… Передам. (Кладет трубку. Виталию Борисовичу.) Звонили из наркоконтроля. Они, это, задерживаются.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ничего, мы пока протокол составим. То да сё… Вечер длинный… Может, чистосердечного дождемся.
ВАЛЕНТИНА. Вот теперь я не поняла! Нарко – что?!
ИГОРЬ. Госнаркоконтроль.
ВАЛЕНТИНА. Вы к чему тут нас приписываете?! Ксюша, вставай! Идем! (Встает, направляется к выходу.) Еще чего!..
Игорь преграждает Валентине дорогу.
ИГОРЬ. Самовольное оставление отделения запрещено.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Гражданка Смирнова, сядьте на место!
ВАЛЕНТИНА. Разбежалась садиться!
ИГОРЬ. Я бы не советовал…
ВАЛЕНТИНА. Слушай ты, советчик-правовед, пропусти даму. У меня, вообще-то, столик заказан! В ресторане. Который ни тебе, ни твоему уполномоченному и не снился!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Сержант, проводи гражданку в изолятор временного содержания.
ВАЛЕНТИНА. Чего?!
КИРА (вскочив, воздев руки кверху, громко). С не-ба па-да-ют лу-чи!
ВАЛЕНТИНА. Господи!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. (Кире.) Я тебе что говорил, а?! Ёжики, блин, еловые. Навязались на мою голову! (Валентине.) Гражданка Смирнова, без глупостей!
Кира усаживается на прежнее место. Игорь берет Валентину за локоть.
ВАЛЕНТИНА (вырываясь). Руки! (Проходит в изолятор.)
Игорь закрывает Валентину в изоляторе.
КСЮША. Товарищ участковый уполномоченный полиции, можно звонок?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Звоните.
КСЮША (звонит по телефону). Алло. Папа?.. Я тут… (Отходит в дальний угол. О чем-то говорит.)
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (Валентине). Гражданка Смирнова, тоже можете уве́домить…
ВАЛЕНТИНА. Обойдусь!
ИГОРЬ. В течение трех часов с момента задержания имеете право на уведомление родственников или близких лиц о задержании и месте нахождения…
ВАЛЕНТИНА. Нет у меня близких лиц. Доволен?
ИГОРЬ. Я, вообще-то, как лучше хотел…
КСЮША (возвращаясь за стол). Всё. Дозвонилась. Ты, Валя, держись там.
ВАЛЕНТИНА. А что мне остается? У меня отцы в администрациях города не сидят.
КСЮША (Виталию Борисовичу). У меня папа – уважаемый в городе человек.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (пишет, не поднимая головы). У нас закон для всех один.
КСЮША. Правильно. У меня папа всегда так говорит. (Пауза.) Вот мемориальная доска на доме у площади – это папина инициатива.
ИГОРЬ. Профессору Севастьянову?
КСЮША. Да. Мой прадед. Известный хирург.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (глядя в документы). А фамилия другая.
КСЮША. Конечно. Прабабка отказалась от него. В силу исторически сложившихся обстоятельств. Но мы все равно очень в семье этот поступок осуждаем. Я студенткой в обществе «Три товарища» состояла. И делала там доклад об этом. О том, что нужно жить правильно, по совести, не предавать близких, протягивать руку помощи. И прабабку в качестве антипримера привела.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Значит, деда осудила власть, а бабку – уже вы. Так получается? Интересно ёжики танцуют!
ИГОРЬ. А три товарища – это вроде как три мушкетера?
КСЮША. Это Ремарк.
ИГОРЬ. Не понял…
КСЮША (Виталию Борисовичу). Вы осуждаете мой поступок?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Вот, ознакамливайтесь с доку́ментом. (Подает Ксюше протокол.) Никого я уже давно не осуждаю…
ВАЛЕНТИНА. Товарищ участковый уполномоченный, а со мной не хотите поторопиться? Или убытки за ресторан на себя возьмете?
КИРА. До-о-о-олго баба щастья-то ждала. И дождала-а-а-ася! Ма-а-а-ахонькое такое… (Машет рукой.) И то украли!
ИГОРЬ. Гражданка Потеряева, вы раз тут сидите, то сидите тихо. Без эксцессов.
КИРА. Ты перед молодухой вон форси. Приглянулась тебе, небось? Вижу, приглянулась.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Так, замолчали все. Продолжаем составление протокола.

Сцена 5
Те же, без Игоря и Киры.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (пишет). Гражданка Смирнова, есть ли у вас наличие судимости?
ВАЛЕНТИНА. До встречи с тобой, уполномоченный, даже и не мечтала!
Звонит телефон.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (берет трубку). Да. Я… Составил… Нет… Предварительный допрос? Хорошо… Майор Битько, я… Да, понял. Понял… (Кладет трубку.)
Из двери, откуда доносится музыка, выглядывает Игорь. Кто-то окликает его: «Игорь!»
ИГОРЬ. Да щас! (Виталию Борисовичу.) Виталий Борисыч, тут спрашивают: долго мы ещё.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ты ежей-то не намыливай! Факс неси. Должен прийти.
ИГОРЬ. Ага, понял. (Исчезает.)
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Так, значит, не привлекались… (Пишет.)
Вбегает Игорь с листом в руке.
ИГОРЬ. Товарищ старший лейтенант, факс.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (читает факс). Та-а-ак…
ИГОРЬ. Просто там (кивает головой в сторону двери) ждут… Номер художественной самодеятельности, говорят, обещали…
ВАЛЕНТИНА. Так вы его уже вот – исполняете!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (глядя в факс. Игорю). Я тебе сказал: не елозь по ежу. Майор Битько звонили. Они там это… ещё задерживаются… Торжественная часть только закончилась… Просит предварительный допрос…Будешь писать.
Игорь присаживается рядом с Ксюшей, украдкой разглядывает ее.
ВАЛЕНТИНА. Замечательно! Ваш Битько, значит, на банкете. А мы – здесь! Веселуха! Одной рукой баб поздравляет, а другой – сажает. Хорош мужик в 8 Марта!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Майор Битько – она.
ВАЛЕНТИНА. Вот, новый поворот! Уполномоченный, я тебе удивляюсь снова и снова. И над бабой и под бабой. Как тебе? Ни с какой стороны не жмет, случа́ем?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Гражданка Смирнова Вэ А, признаете ли вы своё знакомство с Годуновым Вэ Бэ?
Пауза.
ВАЛЕНТИНА. Это щас к чему, вообще?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Отвечайте на вопрос.
ВАЛЕНТИНА. Но я не понимаю… Знакома.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (Игорю). Пиши: гражданка Смирнова Вэ А признает факт знакомства с Годуновым Валерием Брониславовичем.
КСЮША. Валя, это он о Валере?
ВАЛЕНТИНА. Что с Валерой?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. А вы не в курсе?
ВАЛЕНТИНА. Как бы нет…
КСЮША. Валера же в командировке.
ИГОРЬ (усмехаясь). Ага.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ёж стриженый – ваш Валера.
КСЮША. Как стриженый?.. Валя, он что…?
ВАЛЕНТИНА. Да! Он сидит.
КСЮША. Давно?
ИГОРЬ. Пятый год. В исправительной колонии общего режима.
КСЮША. Валя, как же так?..
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Признаете ли вы, что вступали в переписку с заключенным Годуновым Вэ Бэ?
ВАЛЕНТИНА. Признаю.
КСЮША. Как же ты?.. Это ведь неправильно.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. На протяжении какого времени?
ВАЛЕНТИНА. Всего.
ИГОРЬ. Точнее.
ВАЛЕНТИНА. С марта позапрошлого года.
КСЮША. Что же это получается? Ты с уголовником..?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Свидания в колонии были?
ВАЛЕНТИНА. Вы же знаете.
ИГОРЬ. Отвечайте на вопрос.
ВАЛЕНТИНА. Были.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Последнее?
ВАЛЕНТИНА. Полгода назад.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Переписку после этого продолжали?
ВАЛЕНТИНА. Нет.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Почему? (Валентина не отвечает.) Отвечайте на вопрос. Пожалуйста…
ВАЛЕНТИНА. Я могу не отвечать?
ИГОРЬ. Не можете.
ВАЛЕНТИНА (после молчания). Он мне изменил.
КСЮША. Валя, да зачем ты с ним вообще стала? На тебя вон сколько приличных мужчин заглядывается! Ну, скажите ей, товарищ участковый!
Вбегает Кира.
КИРА. Милицейские! Ко́зу мою когда отдадите?
ИГОРЬ. Гражданка Потеряева, я же просил вас. Ищут вашу козу, ищут.
КИРА. Я без ко́зы отсюдова не уйду. (Садится на свое прежнее место.) Как я без ко́зы-то?.. Всю, пьенсию, считай…
Из двери доносится громкая музыка.
ВАЛЕНТИНА. Товарищ участковый, можно мне выйти?.. Курить охота.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (поколебавшись, выпускает Валентину из изолятора). Пройдемте выйдем.
КИРА. И я с вами. Ко́зу поищем.
Виталий Борисович и Валентина выходят. Кира выбегает за ними.

Сцена 6
Игорь сидит рядом с Ксюшей.
ИГОРЬ. Вот вы там про слова так интересно говорили…
КСЮША (выходя из задумчивости). Что, извините?.. А, да… про слова… О профессиональном жаргоне.
ИГОРЬ. Вот-вот. Вы, наверное, учительница?
КСЮША. Нет, я аспирантка. Генетик. В НИИ.
ИГОРЬ. А я вот после армии сразу сюда.
КСЮША. А почему учиться не пошли?
ИГОРЬ. Так тут общежитие сразу давали. А то такие заморочки из-за жилья. Я ведь детдомовский.
КСЮША. Понятно. И как здесь?
ИГОРЬ. Нормально. Мне нравится. Я порядок люблю. Чтобы все по правилам. По закону.
КСЮША. То есть вы считаете: вы нас сюда по правилам?
ИГОРЬ. Не понял.
Пауза. На несколько секунд кто-то, видимо с желанием зайти, приоткрывает дверь, откуда доносится шум и музыка, и снова закрывает.
КСЮША. Филология для меня – это так… увлечение юности. (Пауза.) Мне казалось раньше: чтобы разгадать смысл жизни, нужно разгадать смысл слов. Но не тот, который в словарях. А свой, магический.
ИГОРЬ. Гм… Я вот тоже в школе литературу любил. Есенина там. Этого… как его? Ну, многих, короче, почитал.
КСЮША. А прочтите своё любимое.
ИГОРЬ. Не понял.
КСЮША. Из Есенина что-нибудь прочитайте.
ИГОРЬ. А! Это мигом. (Задумался. Радостно.) А вот! «Пускай ты выпита другим, но мне досталась, мне досталась…» (Смущается.) Ну, как-то так.
КСЮША. ОсталОсь.
ИГОРЬ. Не понял.
КСЮША. У Есенина: «но мне осталось». Кстати, вы ведь заметили, что здесь у него ошибка? В грамматическом согласовании.
ИГОРЬ. Что? А, да. Заметил, конечно.
КСЮША. «Но мне осталось твоих волос стеклянный дым и глаз осенняя усталость». Дым и усталость остались. А не осталось. (Пауза.) Но ведь не это главное, правда?
ИГОРЬ. Я вот тоже думаю: грамматика эта ваша, согласие… Важно ведь, чтоб за душу берущееся было.
КСЮША. Да, наверное… Глупо – искать смысл душе…
Пауза.
КСЮША (протягивая Игорю руку). Ксюша.
ИГОРЬ (радостно улыбаясь, пожимает руку в ответ). Игорь.
КСЮША. Игорь, знаете, по дороге сюда со мной случился казус: я оставила у скамьи рядом с почтой одну вещь.
ИГОРЬ. Какую?
КСЮША. Фикус. Только теперь я поняла, что это был дурной знак. Вы можете как-то помочь мне?
ИГОРЬ. Более чем!
Входят Виталий Борисович и Валентина. Он вежливо открывает перед ней дверь в изолятор. Валентина проходит в изолятор. Виталий Борисович осторожно прикрывает за ней дверь, проходит за стол.
ИГОРЬ. Товарищ старший лейтенант, разрешите отлучиться. Для обхода вверенной нам территории. А то, сами понимаете, предпраздничный день… Вдруг нарушения какие-то… (Весело подмигивает Ксюше.) Ну, я это… пошел. (Выбегая из отделения.) «Шаганэ, ты, моя Шаганэ!» (Сталкивается в дверях с входящей Кирой.)
КИРА (Игорю). Зорькой ко́зу-то кличут. (Садится на прежнее место.)
Звонит телефон.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (берет трубку). Да… участковый уполномоченный полиции. Да, я… Да, здесь. (Смотрит на Ксюшу.) Понял… Да… Майор Битько… Понял. Слушаюсь. (Кладет трубку. Ксюше.) Вы свободны.
КСЮША. Вы мне?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Вам. Можете идти. Ваши доку́менты. (Отдает ей паспорт.)
КСЮША (показывая в сторону изолятора). А..?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Только вы свободны. За вами машина пришла. (Пишет.)
КСЮША. А… понятно… (Забирает документы, смотрит на Валентину.) Валь… я пойду тогда…
ВАЛЕНТИНА (не оборачиваясь). Давай… Адьё!
КСЮША. Ты не обижайся… Просто папа ждет. Маму поздравить надо. Праздник все-таки… Ну, ты понимаешь… Ну, я пошла. (Виталию Борисовичу.) До свидания.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ухо́дите, значит?
КСЮША (Кире). И вам до свидания. (Направляется к выходу.)
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (вслед Ксюше). А как же «три товарища»?
КСЮША (приостанавливаясь). В смысле?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (подбирая слова). Ну, антипримеры там...
КСЮША. Не понимаю вас.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Помощь ближнему. В сложившихся, так сказать, обстоятельствах…
КСЮША. Вы о чем?
КИРА. Что ж ты такая непонятливая-то!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (указывая на дверь). Родитель влиятельный… (Указывая на изолятор.) Подруга, так сказать, в изоляторе…
КСЮША. Это на что вы сейчас, участковый уполномоченный, намекаете?
ВАЛЕНТИНА. Лейтенант, не надо. Пусть идёт…
КСЮША (Виталию Борисовичу). Вы к чему это порядочных людей склоняете?!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Помочь склоняю! Едритовы ежи!
КСЮША. Уважаемую в городе семью?! Вы отдаете отчет в своих поступках? О последствиях не думаете?
КИРА. Девка-то аккурат оборотень!
ВАЛЕНТИНА. Сказались всё-таки прабабкины гены…
КСЮША. И вообще, я считаю, что виновные должны быть наказаны.
КИРА. Во как!
КСЮША. Да, Валентина! И тебе, я думаю, лучше сознаться. До свидания! (Кире.) С наступающим! (Уходит, резко хлопнув дверью.)
Пауза.
ВАЛЕНТИНА. А чё это ты вдруг, уполномоченный, за меня запереживал? Понравилась я тебе, что ли?.. Да, ладно, ладно. Не отвечай. Ты давай со мной что-то двигай. А то у меня бронь в увеселительное заведение через час кончится. Обидно…

Сцена 7
Те же. Виталий Борисович пишет. Сквозняком открывает дверь, откуда доносится музыка. Виталий Борисович встает, плотно прикрывает ее, снова садится за стол. Молчание.
ВАЛЕНТИНА (поет). «Не плачь, еще одна осталась ночь у нас с тобо-о-ой. Ещё один раз прошепчу тебе-е-е…»
Вбегает Игорь, с фикусом.
ИГОРЬ. Это кто на такой бэхе приезжал? Наркоконтроль?
ВАЛЕНТИНА. Это Шахерезаду твою увезли.
ИГОРЬ. Шаганэ…
ВАЛЕНТИНА. Ну, это, конечно, существенно меняет дело.
ИГОРЬ. Куда?
ВАЛЕНТИНА. В лучшую жизнь, видимо. Фиалки с незабудками нюхать. Ничего, не унывай. Фикус тоже растение.
ИГОРЬ. Виталий Борисович, как же так?! Товарищ старший лейтенант!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ты ежей-то не стриги, Недохуев.
ИГОРЬ. Недокуев я…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Садись вон, Недокуев, дела разгребай. Накопили, блин…
Игорь ставит фикус, садится за стол, начинает что-то сосредоточенно перебирать.
Молчание.
ВАЛЕНТИНА. Бабка, а ты как козу-то потеряла? И вообще, как – в городе и с козой?.. А где баян?
КИРА. Так я из Садового. Поселок за рекой. Ко́зу покупать приехала. А баян… баян-то у Василя. Девки-то под праздник поддали ужо, наверно, малость. Дак пляшут.
ВАЛЕНТИНА. Хорошо девкам…
КИРА. Хорошо… Самой младшой вчерась шесдесят пять стукнуло. (Пауза.) Я ко́зу-то купила. Да к забору тута и привязала. А сама Витальку проведать.
ВАЛЕНТИНА. Витальку?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Гражданка Потеряева, прошу соблюдать субординацию, так сказать.
КИРА. Мать-то евоная слепенька совсем стала. А гостинцы-то шлет. А как же... Я вот свово пяток уж лет не видала. Но он дале-е-ече. Во Владивостоке. Да... Но деньги шлет... шлет... Вот пьенсию взяла, от похоронных чуток добавила и ко́зу-то купила.
ВАЛЕНТИНА. Зачем?
КИРА. Дак весельше с нею. Бекат да мекат – вот я как и не одна. Да и економный варьянт. Корму мало надо, а и молоко, и шерсть – робятам на носки опять же.
ВАЛЕНТИНА. И украли?
КИРА. Украли. Прям отсель и украли. Но Виталька найдет. Он такой.
ВАЛЕНТИНА. Такой, говоришь. (Пристально смотрит на Виталия Борисовича.) Ну что, когда ваш майор уже напляшется? Козу и ту проворонили. (Виталий Борисович молча смотрит на Валентину.) Что смотришь, товарищ уполномоченный?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Да вот всё понять хочу, что вы, бабы, в этом преступном элементе находите. Ведь вот интересная вроде женщина. А туда же. Далась вам эта заочная любовь. Что, здесь совсем одиночество скрасить не с кем?
ВАЛЕНТИНА. А что ты, товарищ уполномоченный, об одиночестве-то знаешь?! Я вот, может, тебе за сегодня даже благодарна! Что изолировал меня. От круговорота хмырей в природе. Хоть какое-то, а разнообразие! А то что было бы?! В этот праздничный вечер. А как всегда. Подцепила бы какого-нибудь, не совсем завалящего. А наутро бы вспоминали. Он как меня зовут, а я – как его… Когда вокруг один генетический материал ходит. А мужиков-то… мужиков-то настоящих нет.
ИГОРЬ. Товарищ старший лейтенант, можно обратиться? Вот тут в документах…
ВАЛЕНТИНА. Заочница... Да, заочница! Да я с ним, может, впервые за сорок лет заботу почувствовала! Думаешь, чем он меня взял? А вот заботой и взял. Когда ему первый раз позвонить разрешили, я как раз пробирки мыла. Думаешь, что он первое спросил? Чё ухмыляешься? Одно на уме. А он спросил, успела ли я пообедать сегодня. Я аж прямо чуть в трубку не зарыдала. Кому-то, оказывается, на этом свете есть дело, успела я поесть или нет! Да всем всегда до сраки было: голодная я – не голодная, устала я или нет, замёрзла... А он спрашивал. Интересовался. И в письмах писал. Вот ты свои протоколы сраные строчишь. А давно жене записку «С добрым утром, любимая» оставлял? Чего молчишь?
КИРА. Нету у него жаны-то.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Гражданка Потеряева!
КИРА. Усвистала свиристелка. Годов уж десять как. Делов наделала и уёшкала. И не подтерлась!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Баба Кира, ну что ты прямо...
КИРА. Думаешь, он что до седых волос-то лейтенант? Из-за хахаля еёного... Ладно хоть погоны-то оставили. А мать-то следком за энтим и подслепла. Так что ты, девка, больно-то не ерехонься. Сама, видать, не далеко уехала, чтоб людёв судить. Виталька, ко́зу-то мою ищете? Аль нет?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (обхватив голову руками). Это что ж такое-то, а?! Ежи лохматые!.. Сержант, слетай, узнай про козу.
ИГОРЬ. Ага, я мигом. (Убегает.)
КИРА. Дак погодь! Я с тобой! (Убегает.)

Сцена 8
Снова сквозняком открывает дверь. Снова музыка, шум застолья. Виталий Борисович со словами «Да что ж это такое, ежи мохеровы!» снова ее закрывает.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. А ты в курсе, Валентина Андреева, что Годунов не тебе одной писал? (Валентина не отвечает.) Что у него вас, таких, несколько было?
ВАЛЕНТИНА. Знала – не знала… Какая теперь разница?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. А что они вас там, на зоне, «невестами» называют?
ВАЛЕНТИНА. Ну, хоть кто-то назвал…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. И нужны вы им для вполне конкретных целей!
ВАЛЕНТИНА. Слушай, что ты хочешь от меня?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Просто обидно как-то…
ВАЛЕНТИНА. Я уже полгода ничего о нем не знаю…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Мы когда покурить вышли, я как-то, это… По-другому, в общем, на всё посмотрел… Если не по про́токолу, а по душе…
ВАЛЕНТИНА. Перестаньте, пожалуйста, это все говорить… И что бы вы мне сейчас тут ни говорили, все равно тот год, с ним, был самым счастливым… Вокруг меня и во мне не было пустоты… Понимаешь, лейтенант? Или не понимаешь?..
Молчание.
Входит Игорь с открытой посылкой в руках.
ИГОРЬ (ставит посылку на стол). Вот! Принимайте!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Не понял, сержант! Почему вещдок вскрыт?!
ИГОРЬ. Я открыл.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Про́токол нарушил!
ИГОРЬ. Так точно!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ежи лохматые! Ты хоть понимаешь, что ты наделал?!
ИГОРЬ. Так точно.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ты точно Недокуев? Может, в паспорте ошибка?
ИГОРЬ. У меня, товарищ старший лейтенант, мать вот с таким же, сидел который, связалась. И потом я в детдоме оказался. Так что вы давайте женщину-то отпускайте. Нет, тут никаких наркотиков.
ВАЛЕНТИНА. Чего?! Наркотиков?! (Смеется.) Ну, ты, уполномоченный, учудил так учудил!.. Вроде мужик разумный… (Смеется.)
Игорь подходит к изолятору, открывает.
ИГОРЬ. Выходите, пожалуйста. Вы свободны. (Валентина выжидающе смотрит на него.) И извините меня… (Оглядываясь на Виталия Борисовича.) Нас… за следственную ошибку. Вот.
Валентина выходит из изолятора.
ВАЛЕНТИНА. Ну что же, блюстители закона, в честь праздника, как говорится… Да и развлекли. Не для каждой сегодня... Шоу такое...
Тем временем вбегает Кира, подходит к посылке, начинает вынимать из нее пакетики и мешочки и принюхиваться к ним.
КИРА. Чай… зеленый. Хороший… А это табак… так себе… Кофе… выдохся. Книга… Стихи какие-то…
ИГОРЬ. Стихи? Можно мне? (Берет книгу, листает.)
ВАЛЕНТИНА. Так это моя посылка. Валере. Вернулась через полгода. А я думаю, от кого это мне?
ИГОРЬ. Его в другое место осенью перевели.
ВАЛЕНТИНА. Ну, что старший лейтенант, сорвалась операция по поимке наркодилеров?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Вы, гражданка Смирнова… Валентина Андреевна, прежде чем органы высмеивать, узнали бы сначала что к чему.
ВАЛЕНТИНА (усаживаясь у стола). С превеликим удовольствием! Ресторан-то все равно прошляпила. Да и черт с ним! Лейтенант, а с тобой не соскучишься! Прям поворот за поворотом!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (заглядывая в бумаги). Так вот, осу́жденный Годунов в целях преступной деятельности завел любовные переписки с несколькими женщинами.
ВАЛЕНТИНА. Ты смотри!
КИРА. От, стервец-то!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Да, погодите вы. Охмурил их, так сказать, и постепенно вовлек в противозаконную деятельность. Специальные лица, бывшие в сговоре с Годуновым, отправляли по почте этим женщинам посылки с наркотиками.
ВАЛЕНТИНА. Ну прям крестный отец какой-то!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Чтобы те потом занимались их распространением, так сказать.
ВАЛЕНТИНА. Как ты говоришь? По почте? Наркотики? Что это – Валера совсем умом-то ослаб? Да пока эти ваши наркотики по почте до клиентуры дойдут, она уже кони двинет.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Это уже дело не наше – десятое. Так вот, были вычислены и пресечены все пути сбыта. И вдруг с почты опять звонок. Еще посылка.
ВАЛЕНТИНА. Смотрите-ка, значит, умеют они быстро реагировать-то!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Сейчас, Валентина Андреевна, оформим новый про́токол. (Пишет.) Так сказать, в свете открывшихся новых обстоятельств. И можете быть свободны. (Пишет.) И хорошо, Валентина Андреевна, что вы вовремя, так сказать, ноги сделали. А то...
ВАЛЕНТИНА. А ты что же, уполномоченный, думаешь, я бы в эту аферу с почтовыми голубями вот так взяла и ввязалась?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ну, кто знает, что у влюбленной женщины на уме…
ВАЛЕНТИНА. То есть вот ты считаешь, что у меня совсем мозгов нет?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Ну, я, так сказать, не в праве давать оценку...
ВАЛЕНТИНА. Не в праве он! А кто тут недавно мне морали зачитывал?! Нет, ты уж оцени меня. Мне прям это нужно теперь!
КИРА. Ты, девка, на него не дави. Он мужик хороший, дельный. Честный.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Баба Кира, ну ты-то опять куда?
ИГОРЬ. Вот вы зря на Виталия Борисыча так… Он для меня не просто наставник. Он как… отец мне стал.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Да, вы что?! Ежи мохеровы! Прекращайте тут!
ВАЛЕНТИНА. Ладно, старший лейтенант, не пускай пузыри. Где расписаться?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Вот. Здесь и здесь. А вещдок можете получить позже. После оформления…
ВАЛЕНТИНА. Уж увольте! Оставьте себе!
КИРА. А, может, што из посылки-то отдашь мне потом?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Посмотрим. (Подавая Валентине паспорт). Ваши доку́менты… А возраста своего вы зря стесняетесь. И молодая вы, и вообще…
КИРА. А ко́зу?! Ко́зу-то нашли?
ИГОРЬ. Да нашлась ваша коза, гражданка Потеряева. Никто и не крал ее. За отделением на пустыре пасется. Привязывать крепче надо.
КИРА. Господи ж, ты боже мой! Дак я и на електричку последнюю ещё успею!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. С козой?
КИРА. С ею!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Так кто ж тебя пустит с козой-то?
КИРА. Пустют. В том годе с индюшей пустили. А с ко́зой не пустют?! Побёгла я тогда. (Убегает.)
Все смеются.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Эх, бабка Кира…
ВАЛЕНТИНА. Смешная…
ИГОРЬ. А ведь и, вправду, пустят.
ВАЛЕНТИНА. Пробивная бабка. И посылку вон не упустила.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Да она не себе – ребятам в детдом. Она всю жизнь нянечкой там проработала. И козу-то купила, чтоб их подкармливать.
Пауза. Из соседнего помещения снова раздается музыка.
ВАЛЕНТИНА. Ну, пойду я…
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Может, проводить вас?.. Мало ли что, так сказать…
ВАЛЕНТИНА. Ну, так и быть, проводи, товарищ уполномоченный.
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ (Игорю). Ты тут, сержант, пока подежурь… Пока я… провожу… в целях, так сказать, безопасности.
ИГОРЬ. Да понял я, старший лейтенант. А туда (кивает на дверь с музыкой) как же?
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. А скажи, это… важное задание… И да, позвони, куда надо. Объясни… Отбой, так сказать.
ИГОРЬ. Все по инструкции будет, Виталий Борисыч, не волнуйтесь. (Видит, что Валентина хочет забрать фикус.) А вы не можете его здесь оставить?.. Вдруг хозяйка решит зайти за ним…
ВАЛЕНТИНА. С превеликим удовольствием! У нее еще, кстати, кролик живет. Не коза, конечно… Но тип, скажу тебе…Телефончик-то в протоколе есть, так что ты не тяни с фикусом-то.
ИГОРЬ. Понял! Это я мигом!
ВИТАЛИЙ БОРИСОВИЧ. Значит, не злопамятны вы совсем, Валентина Андревна…
ВАЛЕНТИНА. А зачем? (Игорю.) Муза твоя мне историю из детства рассказала. Сосед ей гостинцы носил. Бывший зэк, рецидивист. Вся деревня его боялась. А он соседской девчушке печенюшки пёк. Вот так… Добро во всех живет. Вон бабка Кира ваша… Может, добро нам с генами передается. А вот что они там в своих институтах изучают, не понятно… (Берет Виталия Борисовича под ручку). Ну, пошли, что ли, старший лейтенант.
Валентина с Виталием Борисовичем уходят. Звучит песня в исполнении Т.Булановой «Не плачь».

2018 г. 

Mobirise page maker - Get more